Понедельник, 26 Февраля, 2024

ОБЩЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ

ОБЪЕДИНИМСЯ ВОКРУГ ИМЕНИ БОЖИЕГО - РОССИЮ СОХРАНИМ!

Павел Иванович Жарёнов. Новые книги.

Полковник Павел Жарёнов 16 лет проработал участковым в районе Щукино и ещё почти столько же в УВД округа. Выйдя на пенсию, уже 11 лет трудится председателем совета общественного пункта охраны порядка № 46, который находится  на ул. Маршала Новикова, д. 18 в Москве, и пишет книги.

В 1981 г., получив специальность следователя в школе милиции, Павел решил пойти работать обычным участковым. На решение повлиял жилищный вопрос. Тогда по закону участковому давали отдельное жильё. А поскольку молодой лейтенант к моменту получения диплома успел обзавестись женой и двумя детьми, то проблема эта стояла остро. Через год Жарёновы получили квартиру на Новощукинской. Семь лет проработал Павел, и его выдвинули на должность старшего участкового. Но вышла загвоздка — ещё один кандидат. Начальство решило: пусть лучшего выберут жители. Собрали активистов, и большинство отдали голоса за Павла. Рекомендация схода жителей района дала возможность руководству назначить его на должность. В 1997 г. его перевели в УВД СЗАО. «Когда был участковым, часто приходилось выполнять работу инспектора дознания при расследовании мелких преступлений, — вспоминает Павел Иванович, — к примеру, краж из магазина. Либо поступало заявление по поводу дебоша, и я разбирался: есть ли признаки преступления, чтобы решить, выносить постановление об отказе или двигать дело дальше».

 «А так в основном что у участкового? — продолжает Павел Жарёнов. — Работа с жителями. Тунеядцы, алкоголики, наркоманы, хулиганы, судимые, люди с психическими отклонениями — всё это „клиенты“ участкового. У меня таких было больше 100 человек. Надо каждого проверить раз или два в месяц. Реально страшно было лишь однажды. Получил уведомление, что душевнобольной выписался из больницы. Решил проверить, дошёл ли домой. Прихожу — на кухне сидит он, его сожительница и два уголовника. Те сразу начали заводиться... Что меня поразило — на столе нож здоровый („клиент“ мой мясником работал). А я без оружия пришёл. В сознании мысль: вот меня сейчас расколбасят этим ножичком, и никто следов не найдёт. И только когда вышел на площадку, дух перевёл».

По словам Жарёнова, стрелять из табельного пистолета пришлось лишь раз. И то стрелял вверх, чтобы ребята рядом в отделении услышали и прибежали на помощь, когда вступил в схватку с преступником, пытавшимся угнать машину. За задержание другого преступника — сбежавшего из тюрьмы рецидивиста — получил награду. «Мы с братом (он пару лет тоже работал со мной участковым) пошли на задержание без оружия, — говорит Павел Жарёнов. — Хорошо, уголовника удалось застать врасплох, пока звонил в коридоре. Скрутили, отвели его в машину, не дав даже одеться: он в одних тренировочных брюках был. Вернулись в комнату за одеждой, а там под подушкой — топор».

К Павлу Ивановичу, хоть он и давно на пенсии, жители приходят с просьбами о помощи до сих пор. Помочь выправить документы, оформить инвалидность... Никому не отказывает.

Павел Жарёнов увлёкся историей родного 99-го отделения милиции. Материалов хватило на большую книгу. Оказалось, образовано отделение было в деревне Щукино примерно в 1943–1945 годах. «К сожалению, первое упоминание в прессе в негативном свете: „Участковый уполномоченный 99-го отделения милиции младший лейтенант Черкасов 10 марта напился пьяным и, будучи в форме, в таком виде бродил по улицам деревни“. А в деревне тогда около 100 домов было. А самый яркий эпизод, который нашёл в материалах замначальника по розыску, — убийство с „расчленёнкой“ девочки на Гамалеи в 1962 году. Маньяк заманил её в квартиру, пообещав игрушки. Дело раскрыли, сыщика того наградили фотоаппаратом».